• Рита Доватор вспоминает как она отмечала Новый год во время войны

    Риту Доватор, дочь генерал-майора гвардии Льва Доватора, защищавшего с казачьими сотнями Москву и погибшего 19 декабря 1941 года под Рузой, связывает с районом Хамовники вся ее сознательная жизнь. До войны она жила с родителями в частном доме на Комсомольском проспекте. Сейчас проживает на Фрунзенской набережной, недалеко от станции метро «Спортивная», где, кстати, проходит улица Доватора.

    Во время прогулки по скользкой наледи женщина ступает осторожно, но рассказывает звучным голосом о своем отце — Герое Советского Союза. Лев Доватор хотел стать учителем, сдал вступительные экзамены в пединститут, но из-за того, что там не было общежития, пошел учиться на военного. Вначале его приняли в академию условно, так как он не знал иностранного языка. Но он быстро выучил немецкий — кстати, во время войны сам допрашивал пленных.

    — Папа нас очень любил, все свободное время проводил со мной, — рассказывает Рита Львовна. — Отец часто брал меня в казармы, которые до сих пор располагаются на Комсомольском проспекте.

    Насколько его помню, он практически всегда был в форме. В первый раз я увидела его в гражданском костюме, когда он вернулся из командировки из Испании. Вначале никто не знал об этом. Лишь позже он рассказывал, что вывозил из страны детей.

    Именно отец вывез Рубена Ибарури, ставшего тоже Героем Советского Союза, но погибшего в Сталинграде. Отца тогда наградили первым орденом Красной Звезды. Дома мы с папой регулярно выпускали стенгазету, делали карикатуры, подтрунивая над мамой и братом.

    А перед самой войной Лев Доватор получил назначение в Белоруссию. Он побывал на границе, увидел с той стороны много техники, поэтому был очень суров и задумчив, когда приехал в Москву забирать семью. Тут и объявили о нападении Германии на СССР... Письма с фронта от него мы получали раз в два-три дня.

    Рита Львовна показывает пожелтевший листок с красивым почерком, датированный 16 сентября 1941 года: «Здравствуй, милая Риточка! Поздравляю тебя с началом учебного года, и я уверен, что ты 3-й класс окончишь с оценкой отлично. Вызываю тебя на социалистическое соревнование — ты должна учиться отлично, а я буду отлично бить фашистов».

    — Представляете, как нужно было воевать — он уже в июле 1941 года был награжден орденом Красного Знамени! — вздыхает Рита Доватор. — Отец прославился в августе 41-го проведением рейдов со своей кавалерией по тылам врага. Именно благодаря ему было выведено около 400 тысяч человек из окружения!

    Популярность Льва Доватора была колоссальная. Во многих газетах печатали про него материалы. Помню, «Вечерняя Москва» в 1941 году поместила рисунок А. Пржевальского «Конница Доватора»...

    В Москве часто были бомбежки — во время первой я от страха спряталась под кровать. Брат бегал на крышу тушить зажигательные бомбы. А мы с мамой прятались в метро «Парк культуры», всегда брали с собой вещи и документы. И однажды это помогло. 16 ноября бомба попала в наш дом. Об этом узнал комендант Кремля Арсеньев и распорядился отправить нас на Казанский вокзал, откуда нас в теплушке эвакуировали в Челябинскую область.

    Как вспоминает Рита Львовна, вскоре им принесли телеграмму, в которой сообщалось, что отец погиб. Но мать не поверила. Ведь даже в указе президиума Верховного Совета СССР о присвоении ему звания Героя Советского Союза не было указано, что он награжден посмертно. При этом похоронки никогда семья не получала. Лишь когда семья Героя вернулась в Москву в марте 1942 года, им показали фото отца в гробу. Его прах долгие годы стоял в крематории Донского кладбища.

    Дети бывшего командира гвардейского кавалерийского корпуса продолжили учебу в школе № 588. Когда занятия были во вторую смену, занимались в темноте: учительница проверяла присутствие учеников с помощью фонарика. Еще детьми они часто бегали в кинотеатр "Художественный".

    — Как-то показывали фильм о блокадном Ленинграде, а вскоре к нам в школу пришла работать учительница-ленинградка: худая и бледная. А нам каждый день на обед давали бублики. Мы классом собрали их, повесили на бечевку. И написали речь, которую доверили прочитать однокласснице небольшого роста. Когда она закончила читать, чтобы повесить на шею учительницы бублики, ей пришлось подпрыгивать.

    Сейчас для кого-то это выглядит трагикомически, но тогда... Учительница стала отказываться от подарка, а дети настаивали. Женщина села за стол, закрыла лицо руками и заплакала…

    Школьники выступали в госпитале перед ранеными. Собрали деньги на вооружение и отнесли петицию в Кремль. Там зарегистрировали письмо. А 31 декабря в «Правде» было опубликовано обращение: «Мы, учащиеся Фрунзенского отдела народного образования, горячо любим нашу славную храбрую Красную армию и вместе со всеми трудящимися вносим на строительство бронетанковой колонны «Московский школьник» 4839 рублей. По поручению учащихся школы, Владимир Макаров и Александр Доватор».

    А чуть позже в «Комсомольской правде» появится очерк о детях героев — какую патриотическую работу они ведут в столице. И эта публикация помогла в объединении семьи. Ведь родители Льва Доватора считали, что в Белоруссии погибла вся семья их сына, но из статьи узнали, что внуки живы, и по вызову вскоре приехали в столицу.
    Подробнее: vm.ru/news/2016/12/26/general-dovator-i-deti-vojni…

    Объедков Андрей
    Reply Follow